18 September 2020 Италия со смыслом

Ла Скала. Рождение легенды

Как многие другие театры Италии и Европы, театр Ла Скала рождается из пламени пожара.


В карнавальную ночь 25 февраля 1776 года горит Театро Дукале, примыкающий ко дворцу миланских правителей. Это не роковое стечение обстоятельств, а скорее закономерный ход вещей. О нравах почтенной миланской публики очень красноречиво пишет очевидец, французский эрудит Шарль де Броссе: « публика в партере или пьяна или сошла с ума, а скорее всего и то и другое вместе. А к концу спектакля от окружающего шума вас охватывает страшная головная боль». Кроме этого, основным строительным материалом в театре было дерево, а освещение состояло из свечей и масляных ламп. Из-за холода в ложах и гримерных использовались жаровни, так что остаётся только удивляться, что пожары случались не так часто, как это могло бы быть.
Итак, театр сгорел. Но, как говорится, нет худа без добра. Великий Герцог Фердинанд, сын императрицы Марии Терезы и её наместник на территории Ломбардии, одержим желанием построить в Милане самый лучший театр Европы. Такой, который затмил бы своей славой грандиозную в своей новизне парижскую Оперу.
Австрийская педантичность в сочетании с миланской эффективностью дали поразительные результаты. В технологичном ХХ веке на реконструкцию Королевского Театра в Турине ушло 35 лет. Восстановление генуэзского театра Карло Феличе, разрушенного во время второй мировой войны, заняло около 50 лет. Венецианский театр Ла Фениче, пострадавший во время пожара 1996 года, был на реконструкции 8 лет.
В Милане XVIII века самый большой театр Европы был построен всего за два года. 3 августа 1778 года новый театр открылся оперой Сальери «Признанная Европа».
В наши дни стало общим правилом сетовать на простоту и невзрачность внешнего вида театра Ла Скала. Но не стоит забывать, что этот скромный фасад есть наглядное проявление исконно миланской традиции, которую можно выразить словами «быть, а не казаться». А вот императрица Мария Тереза, которую трудно было удивить пышными дворцами, высоко оценила работу архитектора Джузеппе Пьермарини. Маэстро не только получил прекрасное вознаграждение за свои труды, но и удостоился титула Императорского Архитектора. Кстати, среди итальянцев с определенным культурным уровнем принято и сам театр называть именем Пьермарини, а это чего-то да стоит.
Открытие театра в тот душный августовский вечер 1778 года заставило говорить о себе всю Европу. Невиданных размеров зрительный зал вмещал целых шесть ярусов лож, включая и верхние галереи для публики попроще. Каждая ложа миланской знати была непохожа на другую, пестря многообразием обивки, росписей и позолоты. Пройдет ещё немало времени прежде чем театр приобритет тот элегантный вид, к которому мы сейчас привыкли. Но кое-где следы прошлого ещё затаились, стоит только присмотреться. В левой стороне зала ложи первого и второго яруса во многом сохранили своё первоначальное убранство. Не забывайте об этом, когда будете бронировать ваше посещение!