22 February 2020 Италия со смыслом

Капелла Портинари в Милане

Если бы мы обсуждали Милан и его достопримечательности на предмет того, как этот город умеет спрятать свои величайшие произведения искусства, я бы в первую очередь назвала Капеллу Портинари в церкви Святого Евсторгия.


Если бы мы обсуждали Милан и его достопримечательности на предмет того, как этот город умеет спрятать свои величайшие произведения искусства, я бы в первую очередь назвала Капеллу Портинари в церкви Святого Евсторгия. Это зона исторического центра, примыкающая к каналам (Navigli), одно из любимых мест миланской молодежи с характерными ресторанчиками и магазинами. Но здесь практически не ступала нога туриста, ищущего следы прошлого. Во всяком случае, под темными готическими сводами церкви, и в капелле Портинари, которую считают высочайшим шедевром североитальянского Возрождения, почти всегда пусто. Церковь богата образцами скульптуры и живописи эпохи Средневековья. А ещё здесь когда-то хранились мощи Трех Волхвов , которые пришли поклониться младенцу Иисусу.
Германский император Фридрих Барбаросса вывез реликвии в Кельн, но здесь можно до сих пор увидать старинный саркофаг, который по легенде содержал тела волхвов. А с начала ХХ века в Милан вернулось несколько фрагментов самих реликвий.

Церковь стоит на древнеримском кладбище, археологическую зону и остатки раннехристианской базилики здесь тоже можно увидать.
Но самое впечатляющее ждет вас в Капелле Портинари, которая является музеем, и вход туда платный. Великолепный готический саркофаг XIV века пизанского мастера Джованни Бальдуччи содержит мощи почитаемого всем католическим миром святого Петра Мученника.
Тонкость работы и богатство деталей просто завораживают. К совсем другой эпохе относятся архитектура и фрески капеллы. Флорентийский банкир Пиджело Портинари возглавлял миланский филиал банка Медичи, и во второй половине XV по его приказу рождается то, что
называют мостиком, перекинутым из флорентийского Возрождения в ещё архаичный Милан.

Фрески кисти Винченцо Фоппы, родоначальника местной художественной школы эпохи Возрождения, поражают даже искушенных знатоков живописи. Малоизвестный широкой публике ломбардский художник по общему мнению специалистов превосходит флорентийских художников той эпохи в передаче световых эффектов и тонком чувстве пейзажа. Но и курьезных деталей здесь хватает, чего стоит только рогатая мадонна с рогатым же младенцем. Хотите узнать побольше? Я с удовольствием вам расскажу.